?

Log in

No account? Create an account

цветы на солнце

Ю.М.
когда рассыплется закат
на звёзды крупные,
я вдруг пойму, что ты не рад,
усталый путник,
я вдруг пойму твою печаль,
и станет холодно,
не оттого, что смысл молчать
важнее доброго,
не оттого, что тяжело
грустить о море,
как птицы бьются о стекло
цветы маньолии,
мажор, минор, солёный снег
не выпадает,
был человек, а стал портрет,
оттает
красивый горький fleur d’orange
под солнцем мая,
он просто знает, что земля
живая.

Стихи про кино

Белая кровь vs «Голубая кость»

Не выходят больше белые медвежата смотреть на луну,
нет коньков у моржей, ночь подобна снежной саванне
электрички цветная тушка несётся сквозь города глубину
на экране компа в полночной квартире туша мужчины в ванне,
зритель уверенно смотрит кинонаркотик, вымысливает смелей,
киносмотрятвсе ваше право первая доза бесплатбезслёз,
сильный ветер треплет полотна больничных обоссанных простыней,
умираютвсе по праву за дело первая доза кино жизнь не всерьёз,
да какой тут серьёз, когда ты уже подсел, минус в карму, на эти цветные тушки,
делишь мир по частям, хороший ведь кадр, персонажу в ухо воткнуть наушник,
ассоциативно музыка, думаешь, глядя в спину, разрезав её полополам,
нужна половина, нет, всё-таки меньше, часть ноги, угол шеи, три вторых глаза, крупный план,
вполоборота ты в камере наблюдения мыслей компьютер экран,
теперь в полночной квартире двенадцать минут твоей жизнью живёт покоритель ванн,
не выходят больше белые медвежата смотреть на луну,
подоспел срок петь настоящую песню глодать голубую кость ни взять ни поддаться
неоперабельный рак сорок пятым калибром тушкой сквозь времени глубину
разрывная сила на поражение в точке где тридцати пяти через семь секунд минуло полных пятнадцать.

***
my blueberry nights

белые ночи черничные мысли,
заросшие рельсы электровышки,
в лесу семафоры из озера вышли,
мы побежали мы вроде бы выжили.

берёзки жемчужные строгие ёлки,
шептали Элизабет скоро иголки
янтарных составов уйдут на восток,
не вздумайте снова осесть на пенёк.

скитаясь по миру третьи нелишние
внутри самолётов из озера вынесли
черничные просеки ночи как выстрелы
ключи семафоры гонконги скалистые.

Кофе и сигареты

Вот девочка, которая выросла из старого платьица в голубой горошек, немножечко звёздной пыли на белых воспоминаниях щекочет нос, сегодня — пятница и облака, в детстве они тоже всегда куда-то плыли и плыли.

Вот мальчик, который сидит у электронных окон, он работает, читает новости, что же происходит в мире, собаке-бабочке сшили водонепроницаемый кокон для путешествия по Аляске, фигуру в чёрном убили.

Он скинет ей ссылку про войну в Ираке, она — про музыку Игги, он расскажет ей про собаку, она ему — про рассветы, всё-таки, они прекрасны, эти совершенно по-разному, но такие одинаковые книги, он ей давно про Джармуша, а она всё равно настаивает — «Кофе и сигареты».

будем как дети

***
мы изучили все оттенки олова,
мы просыпаемся в ажуре бледно-синем,
пьём много кофе, он отменно молотый,
он в сговоре с плакучим летним инеем.

мы просыпаемся и ждём как откровения,
как золотого греческого яблока,
как абрис милый одного мгновения
на призрачных плывущих облаках.

сквозь толщу серую и мясо голубое,
сквозь миллиарды ледяных столетий
восходит плавное, певучее, живое,
через ономатопеичность междометий.

Небесные дети

Вытащить из шкафа твои старые джинсы.
Вырезать из них крылья,
прикрепить резинкой к спине.
Попрыгать.

Задуматься.

Снова взять ножницы,
вырезать из крыльев снежинки,
разбросать по квартире...
красиво?

Это наш новый снег.

Звонок -
ты приходишь домой ровно в шесть.
Что ты думаешь обо мне,
когда я плачу, молюсь, молчу,
зарывшись носом в твоё плечо,
дышу?

Или, например, так:
«Как ты думаешь, мне идут дырявые крылья,
вырезанные из...
неважно,
а джинсов твоих больше нет».

Ты же знаешь, что я всё
вижу наоборот,
шиворот-навыворот.

Слово «любовь»
произносить не умею.
Ты - идиот?
Зимой на башне считать звёзды?
Мы замёрзнем.

Хорошо, тогда возьмём крылья
на резинке,
шапку, варежки, шарф...
теперь подними голову вверх,
закрой глаза - открой рот,
да что я могу с тобой сделать?
Просто снег идёт.

И мы будем есть снежинки.
Как в детстве,
когда родители вечером
тащили нас на ёлки
под новый год.

А мы, маленькие неуклюжие снеговички,
закидывали головы вверх и ели снег,
ловили снежинки,
помнишь, рукавички на резинках -
Ну чем не крылья?

Смотри, смотри, загораются звёзды
для нас с тобой,
и совсем не холодно,
если попрыгать.
Что нас всех ждёт,
и где живёт любовь?

За спиной дырявые крылья на резинке
и снежинки.
Шапка, варежки, шарф,
твои глаза...

- И-ди-от!
Не приближайся больше - край!
Ешё шаг, и тебе всю жизнь будет больно за нас двоих!
Отец небесный, посмотри на этого дурака,
ну, почему он всё время лезет не туда,
куда надо? Папа, ну скажи ему, что он - идиот!
- Ты сама дура! Бредишь!
А с небес - глас:
- Не ссорьтесь, дети.

Снег идёт...
Вот бы выдумать таких людей,
от которых становится
просто теплей,
просто светлей.

С ними бы поговорить о других мирах, планетах,
фильмах,
необычных цветах,
которые в голове твоей звучат,
ты их считаешь как звездочёт,
на одной волне,
на одной частоте,
садишься в самолёт -
пора лететь.

(Главное, серьёзно-настроенный-монетизировать-окружающее-пространство).

Вокруг люди -
удивительные создания ,
они помещены в колбы тела,
как в залы ожидания.

Для чего? Зачем
это видеть?

(Как ты будешь потом об этом
- уверенно;
- оптимизационно;
- мотивированно;
говорить?)

Может, просто внутри
колбы им хочется петь,
чтобы хоть немного
оторваться от земли,
чтобы взлететь
они садятся в самолёты.

Ты тоже с ними. Кто ты?

Да какая разница,
если с тобой, внутри,
летит сияющее море радости,
ты ещё помнишь
легенды водорослей,
сказки разноцветных рыб
и другие книги земли.

Взобрался на гору -
нашёл страницу,
сходил в лес -
ещё одна,
идёшь в метель -
снег по лицу,
он падает,
под светом фонаря
выкруживает,
вышивает
для тебя слова -
новая страница готова.

Вот бы встретить таких людей,
от которых внутри
цвета и цветы.
Становится
гораздо
светлей,
теплей.

Но выдумать, встретить, даже поговорить обо всём на свете - мало,
сначала -
вот бы уберечь от бед
этих
прозрачных тонких,
в колбах,
из которых они постоянно вылетают,
Людей
(детей),
с которыми читать этот мир
(да и монетизировать тоже)
вместе.

Вадиму Месяцу

Вадиму Месяцу на скорейшее выздоровление

У Александровской, в «Неухаусе»*,
сижу, друг милый мой, сижу,
и не сказать, что сердце в хаосе,
да просто время провожу
за ту черту прибрежной нежности,
за ту кесонную печаль,
где разожмёт объятья снежные
январь.

Когда из непроизнесенного,
невыпавшего водопада,
симптоматично-вифлеемного,
проснётся запах шоколада.
В огромной чашище с разводами
соцветьем пены обжигающей,
он устремится пароходами
на помощь жизни утихающей.

И погребённая под нежитью
покрова из стального льда,
рванёт горячечною
свежестью из глаз живичная вода.

Напоит нежность омертвелую,
зарозовеет, как восход,
и превратится в сердце целое,
вот-вот.

Весна взойдёт, и вся недолга,
пройдёт кессонная печаль,
раскрашенная солнцем иволга,
откроет радостную даль.

Словарь захлопнув по периметру,
нежнейший раскусив январь,
мой милый снег, тебе я выветрю из рек печаль.

Стена глухих внутри душевного
растается миры считать,
и с радостью военнопленного
уйдёт в печать

светлиться, бликовать, мириться,
будить апрель,
распахиваться и стремиться,
но нам теперь,

мой нежный пепел,
не развеяться
в глухих снегах,
мы розовеем, разумеется,
пора признах,
по всей зиме наступит солново -
миндаль внутри.

Срастётся пустошь миоволнами -
Жжжжжииивииии!!!

* - кафе, где подают лучший горячий шоколад в Хельсинки 🤗
Солнце зимой живёт в тёмном-тёмном стекле,
тёмный-тёмный дом, всё также, чернеет в лесу,
полярная ночь питается витамином Д
и планктоновым состоянием жителей города Х,
после бессонной ночи, к утру.

На севере ночь разрастается от пупка,
расположенного за кругом твоих представлений о ночи,
на севере, только на севере, смерть так легка,
что никто из жителей, ведущих свой древний род
по пустыне из вечных льдин, умирать не хочет.

Жизнь продолжается, потому что рассчитан угол наклона от плоскости, вращается ось,
но земля оглядывается, когда уходят самые ранимые нежные,
деревья, травы, маленькие, как убитая отцом на детской площадке, тринадцатого ноября, трёхлетняя девочка, подснежники,
до следующей весны, пока в сияющем "Стокманне" не растает последний лосось.
23.11.2017.

она хранила дочку и собачку.
она хранила
бережно,
на полке.
не хоронила,
нет, не хоронила
на кладбище,
конечно, стоит денег,
но вовсе не о том Вы говорите,
не в деньгах пепел,
дело денег - деньги.

круговорот колёс
на трассах суток,
когда пейзаж похож на тёмный сгусток,
стоят на полках белые коробки,
примерная цена коробки где-то,
в пределах ста пятидесяти евро,
синеет на одной из них картинка,
такая, знаете, нежнее не бывает,
с которой кто-то там, куда-то там взлетает.

История, услышанная мною
вчера.
Окно.
Темнеет.
В Хельсинки
нет снега,
snega. net .
приснились всполохи
с малиной,
мятой,
рутой.

Ноябрь.
Расцветают орхидеи.
Цветут
внутри,
снаружи,
рядом,
как имена
планет,
домов,
явлений,
как будто,
оживает та,
нежнее,
которой,
знаете,
бывает.

Не бывает.

Зимой цветут,
когда коробки сгустков,
наполненные
тихим-тихим
скрипом
колёс
в суставах суток
ожидают.

Зима.
Собаки лают, лают.
Светить,
свистеть?
Растает снег
(он всё не выпадает),
проходит за параметром
параметр,
кончается
кирпич, бетон, стена.

и наступает новая весна.

19.11.2017.

муза

на лице твоём гостит молодой любовник,
неслучайная встреча на обеде знакомой знакомых,
в Гштааде холодно или жарко, или  совсем условно,
непонятно настолько, что не  выходи из дома.
кардиган, шапо, цветной шёлк, перчатки,
под ресницами - тёмные ягоды летней Ниццы,
принесла  домой осенние отпечатки,
нет, не сорок, не пятьдесят, сколь верёвке не виться.
молодой, молодой, молодой, гуляет с тобой по парку,
держит  птичью руку, неспешно ведёт беседы,
бахрома зарниц, утомлённые кофеварки,
в опадающий парк тебя  выводить по средам.
почему-то  ты  становилась всё тоньше, тоньше,
почему-то листва становилась багряной, странной ,
ничего он тебе не даст, ни взамен, ни больше,
слёзы чистые, от Картье, птичьи руки, чугунные ножки  ванны. 

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek