Бабочка

«Я расскажу тебе самую добрую сказку»

Марату Багаутдинову
(14.02.1984-31.12.2019)


никогда не пиши об этом, мой друг, никогда не пиши,
не давай себя развести, мой друг, не давай развести.

про печальную розу «я буду в чёрном» не вспоминай,
про ступеньки и лестницы просто не начинай,
не давай им повода раскрошить тебя даже на звёзды,
не давай, не давай, не давай!!!

а давай лучше вспомним, что скоро придёт весна,
будут добрые сказки, праздников хватит сполна,
да какие тут, в Хельсинки, праздники — полная ерунда,
лишь бы ты улыбнулся.
ты слышишь?
ты справишься?...
Да.
02.01.2020.

М.Б.
Светятся дымкой фонарики,
шаткие хрупкие в Хельсинки,
падают светлые шарики
на ледяные ступеньки.

Машут еловые деточки
ветками зеленоглазыми,
ночь разделили на клеточки
окна домишек, алмазами

снежные слёзы укутали
ямки, площадки и горочки,
в городе тропки запутали
и разбросали осколочки

маленькие проказники,
взявшие круглое зеркальце,
в Хельсинки ёлки и праздники,
оледенелое сердце

ровно стучит минутками
точное время сумерек,
не прекращается сутками
боль запоздалая, имярек,

выйди из круга светлого
и освяти помалу,
пусть будет лету летово,
ну а зимой — к началу.
2005. Москва.

Т.Перцева.

Праздники в Хельсинки

Таня сказала, что в Хельсинки праздники славные,
Праздники в Хельсинки, право, какая нелепица.
Финская нота даёт – что-то очень забавное,
Здесь и у них – одинаково праздники лепятся.
Деточки, в очередь. Боже, какие проказники,
В очередь. Всем очень хочется броситься с лесенки.
Таня сказала, что в Хельсинки славные праздники.
Я улыбнулся. Какие там праздники, в Хельсинки.
2006. Ижевск.
М. Багаутдинов.
..........
Марыч, ну как же так-то??? 🖤🖤🖤😣
..........
Сказка

Я расскажу тебе сказку о царстве далёком,
Где ритуалы забыты и кладбища тоже.
Может, не будешь сегодня бродить одиноко,
Горем глаза прожигая случайным прохожим.
Я расскажу тебе сказку. Тебя не хватает
На расстоянья, на боль расставаний навечно.
В сказочный мир, как на месяц назад, улетая,
Ты не сорвёшься. Проверено. Сверено. Вечер.
Я расскажу тебе сказку. Закройся! Не слушай!!!
Так не бывает! Не верь, мы с тобою не дети…

Выйди во двор. Посмотри – отражается в луже
Город без кладбищ. Один на огромной планете.
Я расскажу тебе сказку в преддверии ночи.
Смысл её, как ботинок, потёрт и потаскан.
Слушаешь?
Слышишь?
Скучаешь?
Ты справишься!
Хочешь,
Я расскажу тебе самую добрую сказку.

Марат Багаутдинов.
https://45parallel.net/marat_bagautdinov/stihi/
ko

Серебряный век

«Воздух по-детски целуется...» К.Большаков.

в Серебряном* веке, в Серебряном** веке
набоковский бархат*** звучит в человеке,
ахматовский шёлк****, мандельштамовский ветер*****, ивановский дом******, сологубовский вечер*******,

по-брюсовски, царственно, птицы сидят********,
и Чёрным********* по Белому********** нам говорят,
в апреле************, в апреле************, в Серебряном************* веке**************,
мы встретились, словно в одном человеке***************

холодной весной****************расцветают ***************** поэты******************
и чёрной зиме******************* оставляют приметы********************,
я не ухожу*********************, ты не думай**********************, и снова***********************—
молчание золота************************, серебро слова***********************.

* — «Первый снег» В.Брюсов.
** — «Как женственное серебро горит...» О. Мандельштам.
*** — «На черный бархат лист кленовый...» В.Набоков.
**** — «На шее мелких четок ряд...» А.Ахматова.
***** — «Ветер нам утешенье принёс...» О.Мандельштам.
****** — «Голубятня» Вяч.Иванов.
******* — «В тихий вечер, на распутьи двух дорог...» Ф.Сологуб.
******** — «Ночью» В.Брюсов.
********* — «Апельсин» С.Черный.
********** — «Душа мира» А.Белый.
*********** — «Весна (Что почек, что клейких заплывших огарков...)» Б.Пастернак.
************ — «На бледно-голубой эмали...» О.Мандельштам.
************* — «Поэма Событий» К.Большаков.
************** — «Taedium phaenomeni» Вяч.Иванов.
*************** — «В хрустальный шар заключены мы были...» В.Набоков.
**************** — «Такие дни — счастливейшие даты» М. Кузмин.
***************** — “Les Fleurs du mal”, Charles Baudelaire
****************** — «И поэт чему-то учит...» Вяч.Иванов.
******************* — «Жду я холодного дня...» А.Блок.
******************** — «Песня Титании» М.Лохвицкая.
*********************— «Апельсинные цветы» З.Гиппиус.
********************** — «Детское сердце» Д.Мережковский.
*********************** — «Когда выпадет снег...» Ч. де Габриак.
************************ — «Есть такие голоса...» М.Цветаева.
************************** — «Этого нельзя же показать каждому?» Е.Гуро.
ko

Cette petite odeur de menthe...?

Набоков и Мандельштам —
cette petite odeur de menthe...?
«Возьми на радость из моих ладоней...» О. Мандельштам.
«В хрустальный шар заключены мы были...» В. Набоков.

С кристальным звоном
падают слова
на тени от внезапного сугроба,
на цыпочках струится синева
по ликам крыш,
не так давно мы оба
во все глаза глядели на неё
и понимали бирюзово-мятный,
аквамариново захлопнется окно,
и звон приятный
в сугробе нежном
будет затихать
до первого весеннего
обличья,
и будут дети
нам листву читать,
как лапкой птичка
отряхивает воду,
у пруда,
под изумрудной крышей
акаций, а вода,
вода, вода...
звучит всё выше.
Бабочка

платье Блуммелины



Ноябрь.

Моя боль
распечатывается,
падая на хлопковую бумагу,
уходит в крафтовый песок.

Сниму глухую
больничную пижаму,
надену тонкое
музыкальное платье.

Лёгкое,
как весеннее девичье запястье,
открытое,
как солнце сквозь длинные пальцы,
мягкое,
как объятия смеющегося ребёнка.

Надетое платье
распрямит спину,
наберёт в лёгкие
побольше воздуха.

Зазвучит.

Еловыми лапами,
серебряными паутинками,
небесными соцветиями,
оранжевыми путешествиями,
фиолетовыми расставаниями,
изумрудными встречами,
красным Рождеством,
сияющим Новым Годом.

Музыкальное платье,
надетое прямо на
голый крик,
горькую усталость,
кромешную тьму
отчаяния и безверия,
станет моей
утренней
путеводной
звездой
внутри исходов
алой артериальной
крови,
глубин
лимфатических
озёр,
среди
выброшенных
на острова ЖКТ
останков молекул.

Сердце,
выпрыгивая в такт
от радости,
предвкушая лабиринты
в партитуре,
предложит партию
моему цветущему,
как волосы
Блуммелины,
музыкальному платью.

Платье, естественно, настроится
(нас — троица).
Зазвучим.

Вот такая музыка получается,
если в шахматы играешь
периодически.

ko

цветы на солнце

Ю.М.
когда рассыплется закат
на звёзды крупные,
я вдруг пойму, что ты не рад,
усталый путник,
я вдруг пойму твою печаль,
и станет холодно,
не оттого, что смысл молчать
важнее доброго,
не оттого, что тяжело
грустить о море,
как птицы бьются о стекло
цветы маньолии,
мажор, минор, солёный снег
не выпадает,
был человек, а стал портрет,
оттает
красивый горький fleur d’orange
под солнцем мая,
он просто знает, что земля
живая.
ko

Стихи про кино

Белая кровь vs «Голубая кость»

Не выходят больше белые медвежата смотреть на луну,
нет коньков у моржей, ночь подобна снежной саванне
электрички цветная тушка несётся сквозь города глубину
на экране компа в полночной квартире туша мужчины в ванне,
зритель уверенно смотрит кинонаркотик, вымысливает смелей,
киносмотрятвсе ваше право первая доза бесплатбезслёз,
сильный ветер треплет полотна больничных обоссанных простыней,
умираютвсе по праву за дело первая доза кино жизнь не всерьёз,
да какой тут серьёз, когда ты уже подсел, минус в карму, на эти цветные тушки,
делишь мир по частям, хороший ведь кадр, персонажу в ухо воткнуть наушник,
ассоциативно музыка, думаешь, глядя в спину, разрезав её полополам,
нужна половина, нет, всё-таки меньше, часть ноги, угол шеи, три вторых глаза, крупный план,
вполоборота ты в камере наблюдения мыслей компьютер экран,
теперь в полночной квартире двенадцать минут твоей жизнью живёт покоритель ванн,
не выходят больше белые медвежата смотреть на луну,
подоспел срок петь настоящую песню глодать голубую кость ни взять ни поддаться
неоперабельный рак сорок пятым калибром тушкой сквозь времени глубину
разрывная сила на поражение в точке где тридцати пяти через семь секунд минуло полных пятнадцать.

***
my blueberry nights

белые ночи черничные мысли,
заросшие рельсы электровышки,
в лесу семафоры из озера вышли,
мы побежали мы вроде бы выжили.

берёзки жемчужные строгие ёлки,
шептали Элизабет скоро иголки
янтарных составов уйдут на восток,
не вздумайте снова осесть на пенёк.

скитаясь по миру третьи нелишние
внутри самолётов из озера вынесли
черничные просеки ночи как выстрелы
ключи семафоры гонконги скалистые.

Кофе и сигареты

Вот девочка, которая выросла из старого платьица в голубой горошек, немножечко звёздной пыли на белых воспоминаниях щекочет нос, сегодня — пятница и облака, в детстве они тоже всегда куда-то плыли и плыли.

Вот мальчик, который сидит у электронных окон, он работает, читает новости, что же происходит в мире, собаке-бабочке сшили водонепроницаемый кокон для путешествия по Аляске, фигуру в чёрном убили.

Он скинет ей ссылку про войну в Ираке, она — про музыку Игги, он расскажет ей про собаку, она ему — про рассветы, всё-таки, они прекрасны, эти совершенно по-разному, но такие одинаковые книги, он ей давно про Джармуша, а она всё равно настаивает — «Кофе и сигареты».
ko

будем как дети

***
мы изучили все оттенки олова,
мы просыпаемся в ажуре бледно-синем,
пьём много кофе, он отменно молотый,
он в сговоре с плакучим летним инеем.

мы просыпаемся и ждём как откровения,
как золотого греческого яблока,
как абрис милый одного мгновения
на призрачных плывущих облаках.

сквозь толщу серую и мясо голубое,
сквозь миллиарды ледяных столетий
восходит плавное, певучее, живое,
через ономатопеичность междометий.
ko

Небесные дети

Вытащить из шкафа твои старые джинсы.
Вырезать из них крылья,
прикрепить резинкой к спине.
Попрыгать.

Задуматься.

Снова взять ножницы,
вырезать из крыльев снежинки,
разбросать по квартире...
красиво?

Это наш новый снег.

Звонок -
ты приходишь домой ровно в шесть.
Что ты думаешь обо мне,
когда я плачу, молюсь, молчу,
зарывшись носом в твоё плечо,
дышу?

Или, например, так:
«Как ты думаешь, мне идут дырявые крылья,
вырезанные из...
неважно,
а джинсов твоих больше нет».

Ты же знаешь, что я всё
вижу наоборот,
шиворот-навыворот.

Слово «любовь»
произносить не умею.
Ты - идиот?
Зимой на башне считать звёзды?
Мы замёрзнем.

Хорошо, тогда возьмём крылья
на резинке,
шапку, варежки, шарф...
теперь подними голову вверх,
закрой глаза - открой рот,
да что я могу с тобой сделать?
Просто снег идёт.

И мы будем есть снежинки.
Как в детстве,
когда родители вечером
тащили нас на ёлки
под новый год.

А мы, маленькие неуклюжие снеговички,
закидывали головы вверх и ели снег,
ловили снежинки,
помнишь, рукавички на резинках -
Ну чем не крылья?

Смотри, смотри, загораются звёзды
для нас с тобой,
и совсем не холодно,
если попрыгать.
Что нас всех ждёт,
и где живёт любовь?

За спиной дырявые крылья на резинке
и снежинки.
Шапка, варежки, шарф,
твои глаза...

- И-ди-от!
Не приближайся больше - край!
Ешё шаг, и тебе всю жизнь будет больно за нас двоих!
Отец небесный, посмотри на этого дурака,
ну, почему он всё время лезет не туда,
куда надо? Папа, ну скажи ему, что он - идиот!
- Ты сама дура! Бредишь!
А с небес - глас:
- Не ссорьтесь, дети.

Снег идёт...
ko

в поисках чистой радости

Вот бы выдумать таких людей,
от которых становится
просто теплей,
просто светлей.

С ними бы поговорить о других мирах, планетах,
фильмах,
необычных цветах,
которые в голове твоей звучат,
ты их считаешь как звездочёт,
на одной волне,
на одной частоте,
садишься в самолёт -
пора лететь.

(Главное, серьёзно-настроенный-монетизировать-окружающее-пространство).

Вокруг люди -
удивительные создания ,
они помещены в колбы тела,
как в залы ожидания.

Для чего? Зачем
это видеть?

(Как ты будешь потом об этом
- уверенно;
- оптимизационно;
- мотивированно;
говорить?)

Может, просто внутри
колбы им хочется петь,
чтобы хоть немного
оторваться от земли,
чтобы взлететь
они садятся в самолёты.

Ты тоже с ними. Кто ты?

Да какая разница,
если с тобой, внутри,
летит сияющее море радости,
ты ещё помнишь
легенды водорослей,
сказки разноцветных рыб
и другие книги земли.

Взобрался на гору -
нашёл страницу,
сходил в лес -
ещё одна,
идёшь в метель -
снег по лицу,
он падает,
под светом фонаря
выкруживает,
вышивает
для тебя слова -
новая страница готова.

Вот бы встретить таких людей,
от которых внутри
цвета и цветы.
Становится
гораздо
светлей,
теплей.

Но выдумать, встретить, даже поговорить обо всём на свете - мало,
сначала -
вот бы уберечь от бед
этих
прозрачных тонких,
в колбах,
из которых они постоянно вылетают,
Людей
(детей),
с которыми читать этот мир
(да и монетизировать тоже)
вместе.